Записи

Почему мы позволяем нарушать наши личные границы?

Периодически я слышу вопросы: «Почему я позволяю себя унижать?.. Использовать?.. Манипулировать мной?». Но когда начинаю объяснять людям про то, что есть такое понятие «личные границы», что во всех этих случаях они нарушаются, и что стоит учиться их выстраивать и защищать, чаще всего с другой стороны встречаю сильное сопротивление этой идее.

Для человека, живущего всю жизнь с размытыми границами своего Я, сама мысль о них чаще всего вызывает ужас. В этой статье я попробую рассмотреть внимательнее, что же за стоит за этой реакцией, почему мы позволяем другим нарушать нашу зону комфорта или делаем что-то, что нам же самим причиняет боль.

Нарушение личных границ

Страх отвержения и одиночества

Многие соглашаются на что-то для них неприятное или вовсе неприемлемое потому что боятся потерять любовь и привязанность близкого человека. Бывает так, что детский опыт формирует у нас установку «Чтобы меня любили, надо всегда и для всех быть хорошим». Эту установку мы переносим на все отношения в нашей взрослой жизни и тем самым теряем границу нашего Я, сливаясь с потребностями Другого. Кажется, что если мы не будем на все соглашаться и угождать окружающим, то останемся совсем одни. Стоит помнить, что человек, которому мы действительно дороги, вряд ли захочет, чтобы нам было плохо ради его удовольствия. Когда мы учимся ценить и уважать себя, рядом появляются люди, для которых мы ценны сами по себе, и которые готовы уважать наши границы.

Поиск одобрения

У многих людей самооценка даже во взрослом возрасте зависит от того, что о них думают другие люди. Они как будто пытаются каждый раз заслужить одобрение папы или мамы. Такие люди склонны идти на уступки и удовлетворять чужие желания только для того, чтобы получить символическое «поглаживание» и оценку «ты хороший!». Важно помнить, что невозможно быть «хорошим» для всех. Да, есть люди, с которыми бы нам хотелось жить в согласии. Но согласие – означает отношения взаимного уважения и взаимного движения навстречу, а не одностороннего соглашательства.

Чувство вины

Люди боятся, что если они будут отказывать нуждающимся в удовлетворении их потребностей, то окружающие будут считать их эгоистами и плохо к ним относиться. Или, что еще хуже – близкими людям будет плохо и больно. Мысль сказать «нет» в таком случае тонет в море воображаемой вины и грозит потерей самоуважения. На самом деле каждый человек сам отвечает за удовлетворение своих нужд. Только грудные дети полностью беспомощны (и то, с каждым годом жизни ребенок все больше своих нужд способен удовлетворять сам). Выполняя за другого человека его «работу», мы делаем только хуже, лишая его самостоятельности и не давая развиваться. Устанавливая границу, вы никого не «обижаете», вы защищаете свою личную зону от слов или действий, которые причиняют вам дискомфорт или откровенный вред.

Страх вызвать гнев окружающих

Неспособность выносить злость и гнев со стороны других людей также имеет корни в нашем детском опыте. Когда мы маленькие, мы боимся разозлить родителей, потому что полностью от них зависим. Часто испытывая на себе родительский гнев, маленький ребенок формирует разные способы защиты, пытаясь максимально обезопасить себя. Часто это выливается в формирование личности крайне уступчивой и склонной подстраиваться под желания окружающих. Стоит помнить, что во взрослом возрасте мы можем регулировать формат и качество отношений с другими людьми. Благополучие взрослого человека в первую очередь зависит от него самого. Если кто-то разозлился на наш отказ, это не катастрофа. Взрослый дееспособный человек вполне может справиться с тем, что другие люди не готовы удовлетворить все его желания. Люди, способные уважать нас и наши желания, с пониманием отнесутся к нашему «нет».

Убеждение, что мы кому-то должны

Часто люди делают что-то, что им не нравится, объясняя это «чувством долга». Речь здесь идет совсем не о тех обязательствах, которые мы взяли на себя осознанно. В данном случае причины, побуждающие нас действовать, не осознаются.  Я очень сомневаюсь, что чувство долга существует. Есть убежденность, что «я кому-то что-то должен». Мысль о том, что я этого не сделаю, вызывает уже упомянутое выше чувство вины или стыд. И нежелание это испытывать чаще всего и гонит нас исполнять пресловутый «долг». Почему мы «должны»? Скорее всего по всем тем причинам, которые упомянуты выше – чтобы нас считали «хорошим/хорошей» (сыном, дочерью, супругом, работником и т. д. и т. п.), не отвергали и любили. Часто в таком случае любовь и близкие отношения понимаются как система сделок. Я «должен» тебе это, а взамен ты мне – другое. Постоянные долженствования давят на людей, исключая из их отношений прямую договоренность, честность и вместе с тем настоящую близость. Хотите ли вы на самом деле такие отношения?

Сила против насилия

Тема силы долгое время была для меня самой достаточно сложной. Я отказывалась от собственной силы, потому что она была для меня синонимом подавления, принуждения, и в конечном итоге отталкивания от себя другого человека. Сейчас я понимаю, что все эти слова не имеют никакого отношения к реальной силе.  Отказываясь быть сильной, я отказывалась жить. Отрекаясь от своей силы, мы застреваем в роли жертвы — жертвы других людей или жертвы обстоятельств, не суть. Мы попадаем в тиски кажущимся неразрешимым конфликта – сильным быть плохо, бессильным – страшно.

Однако на самом деле неразрешимой проблемы здесь нет. Есть всего лишь путаница в понятиях. Мне понравилось, как их разводит в одной из своих книг психолог Брене Браун. Она пишет о существовании двух видов силы – реальной силы и на-силия. Насилие – это возможность контролировать людей, давить на них и использовать их в своих интересах. «Сила насилия» всегда ограничена – за нее нужно бороться, отбирать и контролировать. Это всегда «Ты меня, или я тебя». Это не реальная сила, потому что она идет от ощущения бессилия, от страха, что если я не использую или не продавлю другого, то он использует или продавит меня.

Довольно распространенная ситуация, когда внешнее насилие интериоризируется и человек мучает сам себя, подавляя свои реальные желания и заставляя себя делать то, чего на самом деле не хочет. Так, например, появляются «сильные» мужчины и женщины, которые давят в себе все реальные чувства и, стиснув зубы, из года в год несут на плечах вечный «долг».

В основе реальной силы, пишет Браун, лежит способность изменить что-то, если ты хочешь это изменить. За реальную силу не надо бороться, не надо отнимать ее у другого человека – она постоянно присутствует в поле. Ощущение реальной силы дает возможность перестать ждать чего-то от других людей – того, что они принесут нам хорошее самочувствие, освободят нас от бремени, сделают нашу жизнь лучше, придут и спасут нас, в конце концов.

сильная личность

Я сильный – значит я могу менять свою реальность самостоятельно: позаботиться о своих потребностях, изменить актуальную ситуацию или отношение к этой ситуации.  Реальная сила начинается всегда с осознания – своих потребностей, ценностей, смыслов. Я понимаю, что я хочу сделать, зачем мне это нужно, какие альтернативы у меня есть, совершаю выбор и действую. Ощущения реальной силы – это наполненность энергией, вдохновение и спокойная уверенность. И это очень классные ощущения! 🙂

(с)

Тихий ужас. О психологическом насилии в отношениях

Печально, но факт — в нашем обществе очень много насилия. И люди часто не замечают, когда становятся его жертвами или совершают насильственные действия сами. И это самое страшное —  когда насилие становится обыденностью. Как же этого избежать? Для начала стоит научиться его видеть в своих собственных взаимодействиях с окружающими. И если с физическим насилием все более-менее ясно, то эмоциональное, или психологическое, часто остается за границей понимания обычного человека. Есть заблуждение, что психологическое насилие – это истеричные крики или громкие угрозы. Совершенно не обязательно.  Насилие может совершаться спокойным тоном и без ругательств, а иногда даже и вовсе без слов.

психологическеое насилие в отношениях

Цель психологического насилия — получение власти и контроля над другим человеком. Слова и поступки, которые можно отнести к данному виду насилия, очень разнообразны, и поэтому их трудно классифицировать. Другая сложность состоит в том, что  многие из этих действий встречаются в нашей жизни периодически, не оставляя после себя весомых последствий. Раз случилось, кажется — ерунда, не стоит сильно заморачиваться. Ну, посмеялись надо мной, с кем не бывает. Или накричали в пылу ссоры. В разовом формате это может быть неприятно, но не травмирующе. Об эмоциональном насилии мы можем говорить, когда эти слова и действия применяются из раза в раз на протяжении определенного количества времени, становятся систематическими.  Поэтому обычно агрессор и  жертва психологического насилия находятся в определенных отношениях достаточно длительное время – родитель и ребенок, муж и жена, подчиненный и начальник, ученик и преподаватель, одноклассники и т.п.

Не претендуя на классификацию, попробую выделить наиболее частые проявления психологического насилия в отношениях.

  • Унижение. Это те слова и действия, которые подрывают самоуважение и самооценку человека: постоянная критика («Ты ничего не можешь сделать по-человечески, каждый раз повторять надо!»), преуменьшение способностей («Решила устроиться на работу? Да кому ты нужна?»), насмешки, оскорбления, пристыжение («Что ты тут сопли развел? Мужики не плачут!») и т.п. Это могут быть откровенные оскорбления, в том числе с нецензурной лексикой. А могут быть и довольно незаметные, но постоянные «внушения». Например, когда мужчина ненароком через день намекает девушке, что ей бы пора похудеть, или пойти к хирургу «подправить грудь» или еще чего улучшить, иначе она не дотягивает до идеала. Или женщина регулярно подшучивает над партнером на тему его неспособности что-то сделать, что она считает необходимым. Или родители, ласково из года в год говорящие дочери, что она «дурочка». Все это приводит к снижению самооценки и потере уверенности в себе.
  • Доминирование. В данном случае агрессор считает себя в праве единолично принимать решения в отношениях.  Партнер рассматривается как средство достижения целей, вещь, не имеющая собственного мнения и желаний. Воздействие идет через приказы, игнорирование мнения партнера, принуждение, контроль (личного пространства, вещей, финансов, перемещений, сферы общения), настойчивые советы, оценку действий и т.п. Например, мне встречались девушки, которые  без разрешения партнера не могли позволить себе встретиться с друзьями. И это насилие, потому что они не имели права голоса в тех отношениях. Родители, которые считают себя вправе вторгаться в личное пространство детей и контролировать большую часть их жизни (включая выбор друзей и профессионального поприща) – тоже довольно распространенная тема.
  • Изоляция от общения. Один из наиболее сильных приемов эмоционального агрессора – игнорирование или бойкот. Пользуясь тем, что для жертвы данные отношения уже достаточно значимы, и она боится их потерять, агрессор использует игнор – от избегания обсуждения определенных тем до бойкота длиной в несколько дней. Как итог – жертва мучается чувством вины и утраты и старается вернуть расположение партнера, подстраиваясь под его желания. Тут же можно упомянуть и об угрозах лишения общения – например, распространенное в некоторых парах «Я уйду от тебя, если ты не…»
  • Угрозы. В данном случае воздействие идет через запугивание. Это угрозы причинения физического вреда (партнеру или самому себе, друзьям, родственникам, домашним животным), уничтожение личных вещей («Ты будешь следующей!»), угроза лишения свободы («Не послушаешься, запру тебя дома!»), шантаж (то самое «Если ты не…, я уйду» или «Я лишу тебя возможности общаться с ребенком», или шантаж здоровьем- «Если поступишь так, у меня точно будет сердечный приступ») и т. п.
  • Газлайтинг. Этот термин пришел из кино. В фильме Gaslight («Газовый свет») изображена наглядная картина того, как поселение сомнений в собственной адекватности может свести человека с ума. Смысл данного воздействия – заставить человека сомневаться в собственном восприятии. Вторая сторона в данном случае может отрицать либо факты («Этого не происходило, ты придумываешь», «Это твои фантазии», «Ты все усложняешь, на самом деле все не так»), либо эмоции («Ты просто устал, не придумывай», «Да у тебя гормоны бесятся»), либо способность к адекватному восприятию партнера («Ты просто не в состоянии понять», «Может тебе пора лечь в больницу, нервы подлечить», «Да у тебя уже старческие проблемы с головой, наверное»). Постепенно человек перестает ориентироваться на свои чувства относительно ситуации, уверяется в том, что это с ним что-то не в порядке. Важно отметить, что не всегда указание на эмоциональную нестабильность является газлайтингом. Если большинство вокруг говорит одно и то же, возможно человек действительно не хочет замечать каких-то своих проблем. В таком случае можно попросить об обратной связи людей, которым вы можете доверять и которые не являются активными участниками данной ситуации. В отсутствие такого человека, можно обратиться за помощью к психологу, который поможет помочь более ясно увидеть картину происходящего.

Каковы последствия психологического насилия?

Во-первых, это снижение самооценки, потеря самоуважения. Постоянно испытывая унижение, человек теряет способность адекватно оценивать себя, теряет ощущение своей ценности для других людей и общества.  Жизнь под постоянным давлением, контролем и принуждением приводит к тому, что жертва насилия  перестает проявлять собственную волю (поэтому часто воспитанные сверхпослушными «хорошие мальчики и девочки» не могут реализовать себя в жизни), привыкает к мазохистической модели отношений с миром (страдать и терпеть). Человек, которого с детства стыдили и обесценивали, контролировали каждый шаг, с большой вероятностью вырастет в болезненного перфекциониста.  Возможно, что с такой установкой он ничего не может сделать со своей жизнью (потому что нельзя достичь идеала, которого не существует в природе). Человек, который живет постоянно под угрозой (будь то угроза жизни или отвержения близкими) регулярно испытывает тревогу («А вдруг что?..») лишается спонтанности и развивает сверхконтроль и тотальное недоверие как иллюзорную защиту от потери опор и ориентиров в этом мире.

Жертвам насилия свойственна очень высокая тревожность, склонность к депрессии, психосоматические нарушения. Насилие, будь то физическое или эмоциональное – это травма. И если ее не лечить, то человек склонен попадать в постоянный круг ретравматизации, повторного насилия. Другая опасность заключается в том, что насилие порождает насилие. Одной из распространенных психологических защит является так называемая «идентификация с агрессором». В таком случае человек склонен видеть взаимоотношения людей только в формате жертва-агрессор. И в его понимании, чтобы не стать жертвой, надо стать агрессором самому. Поэтому часто дети, выросшие в семье, где практиковались насильственные методы взаимодействия, идут по тому же пути, принося насилие уже в свои семьи.

Почему люди долгие годы живут в отношениях, где к ним  регулярно применяется насилие?

Причина чаще всего лежит в явлении созависимости.  Если в детстве человек по какой-то причине не смог адекватно пройти стадию психологического отделения от родителей, у него не сформировался навык полагаться на себя, брать на себя ответственность за свои действия и свое состояние, адекватно относиться к авторитетам, выражать свои чувства и иметь дело с чувствами других людей. Такие люди не имеют ясного ощущения своего Я и в отношениях с другими болезненно зависимы от чужих чувств, мнения, отношения. Разрыв отношений для них подобен угрозе жизни, поэтому люди живут в созависимых отношениях годами.

Что делать, если вы оказались в ситуации эмоционального насилия? Выходить из ситуации, учиться слушать себя, осознавать, что происходит с вами в процессе взаимодействия с другими людьми, строить свои личные границы и не допускать их нарушения, учиться опираться на себя. Если не получается сделать это самостоятельно, стоит обратиться к специалисту-психологу, который сможет оказать квалифицированную помощь.

(с)