Записи

Уйти нельзя остаться. О трудностях сепарации

В предыдущей статье мы говорили о том, что такое сепарация и каковы ее основные этапы в норме. Однако часто бывает так, что в процессе обретения автономии человек сталкивается с определенными сложностями.

Сепарация —  всегда двусторонний процесс. Ребенок отделяется, родитель отделяет от себя ребенка. При этом происходит перестройка всей семейной системы. И если семья по каким-то причинам не отпускает от себя ребенка, возникают проблемы. Например, у матери, постигшей неудачу в сепарации с собственными родителями и склонной в связи с этим к эмоциональной зависимости, любые попытки ребенка добиться автономии будут вызывать большую тревогу. Бывает говорят, что ребенок «держится за мамкину юбку». Это происходит как раз в случае тревожных мам, которые боятся, что ребенок ударится, потеряется, разобьется, заболеет или повредит себе множеством других способов. Поэтому они не пускают, запрещают, контролируют: «Не тронь, порежешься!», «Не бегай, разобьёшься!!», «У тебя не получится, я сама сделаю!» и т.д. и т.п. В итоге ребенок получает установку, что самостоятельно делать ему ничего нельзя, в противном случае его обязательно постигнет неудача или даже какое-то страшное несчастье.

Во взрослом возрасте родительская тревога часто выливается в требования ежедневных звонков и отчетов. И вроде бы человек уже считает себя взрослым, и требования эти у него вызывают возмущение, но он продолжает отчитываться. Потому что в противном случае начинается эмоциональный шантаж: «Как ты можешь так со мной поступать? Я же волнуюсь!!», глотая слезы мама жалуется, что у нее давление и что «хороший сын так не поступает с родителями», папа упирает на то, что «мужчина должен» быть благодарным и слушаться старших и т.п. Все это подкрепляет хроническое чувство вины, воспитанное в семье, и взрослый человек продолжает играть роль ребенка.

Бывает так, что родители имеют определенные сложности в личных отношениях и ребенок является как бы буфером. В таком случае им тяжело отпустить его и остаться один на один со своими проблемами. Препятствие сепарации не обязательно выливается в запреты и контроль. Родители могут регулярно поощрять инфантильное поведение ребенка – делать за него все домашние дела, настойчиво помогать в принятии решений, спонсировать финансово, убеждая себя и его, что без них он не справится. При этом ребенок может поддерживать эту ситуацию со своей стороны. Хотя  он вроде бы и хочет независимости, но имеет свои выгоды от зависимого состояния – тылы прикрыты, всегда накормлен, обеспечен, не надо решать задачи, которые с непривычки могут пугать.

walkingonrailroad

В некоторых случаях люди наоборот совершают резкий разрыв с родительской семьей. Например, молодой человек может сбежать из дома и отправиться на поиски лучшей жизни в другой город. Или молодая девушка, устав от тяжелой обстановки в родительском доме, выскакивает замуж за первого встречного. Будут ли они сепарированы? С большой вероятностью нет. Физическая дистанция увеличивается, а эмоциональная связь сохраняется. И неразрешенные проблемы сепарации (эмоциональная зависимость, избегание ответственности, высокий уровень тревоги) переносятся уже в свою собственную семью.

Что же делать, если процесс сепарации в нужное время вами не пройден? Поговорим об этом в следующей статье.

Время быть взрослым: сепарация от родителей

Довольно часто мне приходится слышать от взрослых людей о серьезных проблемах в отношения с родителями. Девушки могут жаловаться — с мамой тяжело общаться, постоянные нотации, критика, обиды, раздражение, жить не дает, сама устала уже, вымоталась, что же делать?! А быть может, у женщины уже своя семья, муж, ребенок или даже не один. И живут они отдельно. Но каждый мамин звонок как ножом по сердцу – то не так, или это. Следом сложный клубок чувств из вины, обиды, злости на маму и жалости к себе. Мужчины в виду гендерных особенностей менее склонны рассказывать о проблемах с родителями. Но бывает, например, так. Уже взрослый мужчина сорока с хвостиком лет продолжает жить с мамой. При этом с личной жизнью хронически не ладится, либо девушки маме не угождают, либо сам находит какие-то недостатки в каждой, либо еще что.  А бывает и так, что молодой человек, съехав на свою территорию, сводит общение с родительской семьей почти к минимуму, заезжая на полчасика раз в пару месяцев. Но при этом и своя личная жизнь сводится к череде случайных связей без возможности установить близкие доверительные отношения. И вроде бы ситуации отличаются на первый взгляд – чересчур тесная связь в одном случае и разрыв в другом. Но на самом деле в них больше общего, чем кажется.  Чаще всего в подобных случаях мы можем говорить о незавершенной сепарации от родителей. Тема эта затрагивает не только сферу отношений с партнерами или семьей. Обычно люди, не прошедшее процесс сепарации, имеют сложности и в других сферах жизни – проблемы в самоопределении и профессиональном развитии, сложности в отношениях с начальством и коллегами по работе, трудности в финансовой сфере и т.д. Такие люди продолжают жить с оглядкой на то, что подумают о них другие, имеют трудности в принятии самостоятельных решений и взятии на себя ответственности за свою собственную жизнь.

Сепарация – это процесс обретения личностной автономии, осознании себя как отдельного человека (независимого от родителей или их «внутренних образов» у себя в голове), готовности к взаимодействию в формате «взрослый-взрослый». В процессе сепарации происходит «деидеализация родителей» — человек начинает воспринимать мать и отца более реалистично, отказывается от своих ожиданий по поводу того, как родитель должен себя вести, и принимает тот факт, что родители – обычные люди со своими проблемами и отнюдь не безграничными возможностями. Эмоционально сепарировавшийся взрослый перестает ждать от родителей одобрения и похвалы, он в состоянии сам оценить результаты своей деятельности и признать свои достижения.  Родительское недовольство для такого человека не будет поводом для чувства вины и последующих попыток угодить. Такой человек имеет свои личные убеждения и ценности, а не живет строго «по завету» родителей. Он может самостоятельно принимать решения и совершать важные выборы. При этом нормальное прохождение процесса сепарации предполагает способность поддерживать межличностную дистанцию при сохранении эмоционально теплых и доверительных отношений с родителями.

В норме процесс сепарации происходит в несколько этапов. Сначала ребенок отделяется от матери физически в процессе рождения. В возрасте одного года он начинает делать первые шаги и исследовать мир вокруг. Успешность прохождения этого возрастного этапа зависит от того, насколько родители способны создать младенцу ощущение безопасного пространства без ограничения его исследовательской активности, от степени эмоциональной открытости и чуткости матери и ее способности оказать ребенку поддержку. В три года ребенок осознает, что есть папа, мама, а есть Я. Так начинается кризис по названием «Я сам». Для сепарации на этом этапе важно, чтобы взрослые признавали отдельность и самостоятельность ребенка, его способность принимать определенные решения относительно себя самого. Предоставляя ребенку возможность сделать самостоятельный выбор («Ты хочешь одеть футболку или вот ту рубашку?»), родители позволяют ему научиться брать ответственность на себя.

самостоятельная жизнь

Следующим важным этапом на пути обретения самостоятельности является подростковый возраст. То, что происходит на этом этапе сильно зависит от успешности прохождения предыдущих. Если родители позволяли ребенку быть собой и действовать самостоятельно и при давали поддержку, то подростковые годы могут пройти достаточно спокойно. Ребенок будет способен заявить о своей взрослости, о своих собственных ценностях (и пусть они пока не очень устойчивы и еще десять раз поменяются), он сможет строить планы на будущее самостоятельно и нести за них ответственность (происходит адекватное развитие мотивационной и волевой сферы). Если же в предыдущие годы родители препятствовали сепарации ребенка, гиперопекали, контролировали, не давали делать самостоятельных шагов, то подростковые годы будут даваться особенно тяжело. Подростка будут буквально разрывать на части стремление к индивидуации и страх нарушить родительские запреты. В процессе обычно возникает много негативных чувств по отношению к родителям. Однако в таких семьях обычно родители и дети находятся в тесной эмоциональной связке. Поэтому выражение гнева по отношению к родителям попадает под запрет, и это чувство подросток может в итоге направить на самого себя. В крайнем случае это может привести попыткам вырваться из «семейной тюрьмы» побегом из дома, самодеструктивным явлениям (причинение себе телесной боли, алкоголь, наркотики) или психическим расстройствам.

Последним этапом нормального процесса сепарации является обретение физической и материальной независимости. Когда человек становится способен сам обеспечить свои собственные нужды и обрести отдельное пространство для жизни (переезд от родителей). С учетом экономических и культурных особенностей нашей страны этот этап обычно затягивается. Некоторые молодые взрослые продолжают жить на территории родителей. Но в данном случае важным будет отделение своего личного пространства от общего, выделение своей сферы обязанностей из семейного быта.

О возможных трудностях процесса сепарации мы поговорим в следующей статье.

Возвращения

У каждого, наверное, есть места, которые ассоциируются с детством. Старый двор, первая школа, бабушкин дом в деревне… Бывает так, что мы теряем связь с этими местами на какое-то время. Иногда на долгое. Это ни хорошо и не плохо. Это жизнь. Она течет, все меняется. Бывает так, что что мы возвращаемся в эти места. На час, на день… Как будто включаем машину времени. Но оказываемся сразу в двух измерениях. Первое – мы сейчас. Я, идущая по этим улицам, я вспоминающая. Второе – мы тогда. Вот грядка и я лет десяти рядом: «Как же я не хочу сидеть и дергать на ней траву! Скорее бы сбежать к подружке…». Вот дом – «А сегодня вечером мы будем играть в карты? Ура!». Вот дорога, я с парой мальчишек: «Ну, кто быстрее на велике до того конца?!». И легкое ощущение потерянности во времени и пространстве. Ведь у меня нет опыта бытия в этом месте мной сегодняшней. Я была здесь совсем другой – любопытной малявкой, потом одиноким подростком. У той меня были другие мысли, другой опыт, совсем другая жизнь.

возвращение в детствоЧто осталось во мне от той девочки? Что я потеряла? А что приобрела? Возвращение в детство как будто предлагает посмотреть на себя сейчас теми глазами. Как тебе ты сама? Не разочарована? Удивлена? Скорее не ожидала. Поймала себя на мысли, что в детстве смотрела в будущее весьма поверхностным взглядом. Да, были ожидания – но они скорее общие, что в целом ожидается от взрослого – семья, успешная работа. Совсем не думалось тогда о другой стороне развития – внутренней. О том, как много всего изменится там. О том, что я буду смотреть на этот дом, и эту землю глазами совсем другого человека. Противоречивые чувства обуревают. Грусть потери – потому что столько всего уже утрачено безвозвратно. Но и толика радости и удовлетворения – тем, что пройдено, тем, что сделано.

Там, где тебя давно не было, очень остро ощущается течение времени. Вот этот бородатый дядька в блестящей черной машине – кто он? Быть может один из тех мальчишек, что ездил со мной наперегонки, а потом таскал подорожники для моей разбитой коленки? А эта дама с двумя детьми – может та зараза Ленка, что верховодила дачной подростковой тусовкой? О, а вот наш водоем, где мы ловили лягушек! Стоп, уже не наш. На берегу ковыряются в траве пара мальчишек. Это теперь их водоем, и их лягушки. И совсем другие дети, гоняют по «нашей» дороге на новеньких STELS, а не стареньких ржавых Аистах. И маленькая елочка, заботливо посаженная папой у дороги, уже вымахала выше всех домов в округе. Время неумолимо движется. Мы не имеем над ним власти. Его же власть над нами кажется всемогущей. Оно отмеряет секунды наших эмоций, минуты раздумий, недели работы, годы отношений. Единственное, что от нас зависит – то, как мы их наполним. Пустыми разговорами, бессмысленными действиями, обидами и злостью, или — радостью, новыми идеями, продуктивной работой, вниманием друг к другу. Разница в том, время пройдет, или мы проживем это время. Вторая формулировка мне импонирует больше. Получается, все-таки у нас есть над ним власть – власть проживать его по-своему. 🙂